В нашем новом интервью со Скоттом Девендорфом из группы The National в рубрике «Audio File» мы обсуждаем краутрок, запись в церкви и инструментальную фортепианную музыку.

Сколько времени нужно для сочинения, записи и микширования альбома, безупречного с точки зрения звучания? Если верить Скотту Девендорфу из The National, недели должно хватить.

Именно столько ушло на создание одноименного дебютного альбома LNZNDRF – проекта, в который входят сам Скотт и его брат Брайан Девендорф, составляющие ритм-секцию группы The National, и Бен Ланц из Бейрута – в сущности, представляющего собой импровизации в духе краутрока. Результатом этих сессий стала мрачная атмосферная музыка с настолько плотными текстурами, что для того, чтобы докопаться до всех деталей, вам не помешала бы буровая установка.

Эта работа очень отличается от музыки меланхоличных мастеров американского альтернативного рока, The National; и сегодня мы говорим о том, как группа нашла свой звук, о домашней аппаратуре Девендорфа и о том, что он ищет в великих альбомах.

What Hi-Fi?: Поговорим об альбоме LNZNDRF. Это очень интересный проект; говорят, вы записали его в старой церкви всего за пару дней.

Скотт Девендорф: Так и есть. Мы записали основной трекинг, который был по сути сплошной импровизацией, за два с половиной дня. Полдня ушло на настройку и тестирование, а затем два дня мы записывали все, что приходило нам в голову в этот самый момент. У нас была заранее заготовлена пара элементов, несколько аккордовых последовательностей и тому подобное, но в основном мы просто играли вместе. Этот проект изначально был задуман как полностью импровизационный, свободный от жестких форм, с совершенно спонтанным подходом ко всему, так что и к записи мы подошли с тех же позиций.

Мы записали материал за два дня, а потом в течение нескольких месяцев между записью и микшированием слушали то, что получилось, выбирали самые интересные фрагменты и пытались создать структуру песен на основе этих долгих джемов, которые порой длились по 20-30 минут. Так выглядел наш творческий процесс. Большинство текстов мы сочинили уже на подходе к микшированию, после чего добавили немного вокала, духовых и клавишных. До самого завершения работы над альбомом это был фактически один большой импровизационный процесс, и в целом на него ушло, пожалуй, около недели.

WHF?: Вы специально выбирали помещение для записи по его акустическим характеристикам?

SD: У него было два главных достоинства. Достаточно важным было удобство – это была центральная точка между разными городами, в которых мы были все это время; и здесь Брайан нашел Monastery – бывшую церковь, которая стала студией звукозаписи. Это профессиональная студия с отличным оборудованием, но, кроме того, само помещение обладает очень открытым звучанием с мощной реверберацией. Наш подход к записи инструментов, особенно ударных, когда мы установили пару микрофонов общего плана и вообще не использовали микрофоны ближнего поля, дал нам особенный размытый звук с сильным эхо, а при микшировании мы добавили множество эффектов от боковой цепи компрессора, чтобы звук стал более панорамным. Даже у основного трекинга было теплое и открытое звучание; он был записан в цифре, однако по духу очень похож на старые аналоговые записи – наверно, из-за того, как была организована сама запись.

Активный процесс

WHF?: На этом альбоме множество синтезаторов и других электронных инструментов; как вам удалось добиться такого сочетания с живыми инструментами?

SD: Мы пропустили синтезаторы через аналоговый дилэй и затем подали сигнал на микрофонный вход усилителя; это придало звучанию теплоту и некоторую нечеткость и сроднило его с другими живыми инструментами. Затем при микшировании с применением боковой цепи компрессора мы объединили все в одном пространстве, так что не осталось «чисто аналоговых» и «чисто цифровых» компонентов, просто однородный мягкий звук.

WHF?: Насколько вы обычно вовлечены в процесс продюсирования альбомов LNZNDRF и The National?

SD: В обоих проектах мы активно участвуем; у каждого есть свое исключительно ценное мнение и четкое представление о характере звучания. Мы не слишком грамотны в техническом плане, хотя за эти годы мы научились каким-то вещам; но качество передачи звука, конечно, важно всем. Это очень активный процесс. Никто не переживает так же сильно в ходе записи; главное – это составить коллаж из готовых элементов.

WHF?: Какое оборудование вы используете при микшировании записи?

SD: Мы слушаем запись на нескольких разных системах, чем ниже уровнем, тем лучше – например, на наушниках от iPhone или в различных автомобилях. С записями The National мы всегда поступали так же; несколько лет назад, когда мы записывались с Питером Кэтисом, мы всегда слушали миксы в его Honda Civic – это была наша лакмусовая бумажка. Любой микс необходимо слушать на огромных студийных мониторах класса High-End, но он должен хорошо звучать и на самых простых колонках.

 

More after the break

Слушаем дома

WHF?: На чем вы слушаете музыку дома?

SD: Если мы слушаем музыку в цифровых форматах, обычно это Sonos; так удобнее всего быстро познакомиться с новым альбомом или гонять нашу музыку на ноутбуке. В подвале у меня стоят усилитель и CD-проигрыватель Music Hall, проигрыватель винила Pro-Ject и полочные колонки Totem. Так что обычно я слушаю записи на этой системе; так же было и с тестовым тиражом альбома LNZNDRF – у системы довольно прозрачный звук, это было кстати. При прослушивании тестовой записи обнаружилось, что в ней не осталось рычания, рокота и аналоговой густоты, которые нам так нравились; пришлось вернуться к процессу мастеринга и вернуть все на свои места.

Передача эмоций

WHF?: Что вы ищете в музыке, когда слушаете альбом?

SD: Мне важнее всего эмоции и то, как они переданы. В последние два-три года я больше всего слушаю фортепианные записи Джордана Де Ла Сьерры, кажется, 1978 года выпуска; эти 25-минутные композиции невероятно медитативны. Наверно, они были записаны в церкви или в другом пространстве с сильным эхо. Еще мне нравятся сольные фортепианные записи Нильса Фрама; он добавляет какую-то электронику и клавишные, но главное – это пространство, которое захватывает, не заставляя концентрироваться на песнях.

Сами мы, особенно в The National, слишком сконцентрированы на песнях – они могут быть достаточно абстрактными, но все-таки главное в них – голос и инструменты, поддерживающие голос. Так что мне очень по душе просто инструментальная, атмосферная музыка, которая погружает слушателя в свое настроение. В ней есть что-то, что позволяет долгое время проводить в таком звуковом пространстве, она словно окутывает слушателя; это качество для меня очень важно в музыке любого рода.